Verification: d5e72817d950ab99470849b2aae338e7

Об авторе

Будем знакомиться! Я Николай Ворончихин. Так как за плечами более 72 лет, изложить кратко свои воспоминания вряд ли получится, прошу запастись терпением.

Детство, отрочество

Родился в совхозе Агрызский в 1946 году, через год мама, бабушка и я переехали в Ижевск, а так как у мамы не было даже среднего образования, она смогла устроиться только лишь уборщицей в общежитие и здесь сразу решались две проблемы – работа и где жить, нам дали комнату, в этом же общежитии. Общежитие, это двухэтажный барак, не далеко был кинотеатр, куда, как говорила мама, я уже в два года один ходил смотреть фильмы.

Не нормативную лексику осваивал в эти же два года от роду, а так как любое слово у ребёнка, только начинающего пополнять свой словарный запас, звучит довольно коряво, смешно. Работяги с металлургического завода, проживавшие в этом общежитии, довольно часто приглашали меня малыша к себе в гости и за то, чтобы я повторял слова из ненормативной лексики, они угощали меня конфетами и пряниками. И когда мама слышала из какой-нибудь комнаты гомерический хохот, всё ясно сын там проходит обучение, она забирала меня оттуда, отругав парней, а меня отводила в нашу комнату и шлёпала по попе, чтобы не ходил по комнатам на, что я отвечал «ё по мать больно».

Когда мама устроилась на металлургическом заводе в пилозубный цех разнорабочей, на тележке от одного участка к другому, возить заготовки напильников, нам дали комнату в одноэтажном бараке и получили довольно интересный почтовый адрес: г. Ижевск, район 25 бараков, барак 13 комната 19.

Это все мои самые близкие и родные мне люди: бабушка Аня, мама Лиза,тётя Катя и мой двоюродный брат Виктор, в разное время они все меня покинули. Тётя была рукодельница, совсем недавно обнаружил её вышивки, обязательно сделаю статью с её работами, то что мне нравится работать с различными материалами, это наверное досталось от тёти, но вообщето у них у всех руки были на месте.

Детский сад не посещал, был с бабушкой, и всё свободное время проводил в компании своих сверстников, играли в карьере кирпичного завода, устраивали набеги на вагоны, в которых на шихтовый двор возили металлолом, а в этом металлоломе чего только не было, трофейное оружие, которое отправляли на переплавку, у каждого из нас был настоящий арсенал: пистолеты, автоматические винтовки, автоматы – это были наши игрушки.

Купаться бегали на пруд в районе ТЭЦ, там всегда была тёплая вода и лабоза, плавучий остров, который в этом месте имел постоянную прописку. Между лабозой и берегом были большие просветы воды, это были наши купальни, где мы учились плавать. Бегали по лабозе, зная, что можно случайно провалиться в окна, запутаться в корнях и не выплыть, мы хоть и маленькие, но по лабозе ходили осторожно. По дворам и через паровозное депо ходили на гору одни без взрослых (ходить на гору, это прогулка в центр города).

Мой самый близкий друг Шурик из моего барачного детства и отрочества, следы потерялись после разъезда по новым местам проживания, у каждого появились новые друзья

Так проходило моё барачное детство и отрочество. Начальная школа №17, в которую пошёл учиться, была в бараке, так что в одном бараке живёшь в другом учишься, в начальной школе был влюблён в нашу классную , Зинаиду Кузьмовну, уже будучи студентом, с ней встретился в пионерском лагере «Металлург» будучи там на практике, а она приезжала навестить свою дочь, работавшую пионервожатой.

Мы закончили четвёртый класс и пришла пора менять начальную школу на среднюю и всем классом перешли в школу №23 в районе татар базара, это была уже настоящая школа в типовом двухэтажном кирпичном здании, которая больше ассоциировалась со светочем знаний.

Вместе с ребятами из класса под руководством пионервожатой принимал участие в изготовлении макета производственного участка из стеклянных трубочек, которые резали, сгибали, нагревая соединяли друг с другом, получалось и получалось очень хорошо.

Много читал и в библиотеке, где был записан, в числе лучших читателей был на экскурсии в только что сданной в эксплуатацию центральной библиотеке им. В.И.Ленина, которая поразила нас своими масштабами.

В пятом классе увлёкся фотографией, купил фотоаппарат «Смена» и фотоувеличитель «Пионер», которые обошлись мне всё вместе в 11 рублей 50 копеек. Большего себе позволить не мог так как весь доход семьи в месяц был около 90 рублей вместе с пенсией бабушки по потере кормильца, которая составляла всего 25 рублей.

Фотобумагу покупал уценённую от 1 до 10 копеек за пачку, и что интересно по своим характеристикам она была лучше свежей, мягче и с большей проработкой деталей.

Юность

После завершения учёбы в шестом классе встал вопрос о смене школы так как наш барак должен был пойти под снос, чтобы получить жильё во вновь строящемся здании, маме пришлось отработать на стройке сто дней и вот в результате мы получили комнату в трёхкомнатной коммунальной квартире на третьем этаже да ещё и с балконом.

Квартира со всеми коммунальными удобствами: большая кухня, в которой хватило места для рабочих столов всех трёх хозяев, а на кухне была ещё и дровяная печь; туалет; ванная с титаном и по сравнению с бараком это всё было роскошью.

В школу устраивал себя сам. К новому 1960 году, должна была построиться и войти в эксплуатацию школа №58, и первые две четверти временно базировались в школе №5. После новогодних каникулов переехали в школу №58, новое хорошо спланированное здание для учебного процесса, но самое главное лично мне повезло с преподавателем черчения и рисования. Всё, что он давал по черчению я впитал в себя, а по рисунку, кроме обязательных уроков по расписанию, ходил в кружок, где занимались ещё и работами с гипсом.

Отливали заготовки гипсовые, а затем из них вырезали орнаментальные розетки для пополнения натурного фонда, да и сами потом на уроках рисовали или отдельно или в составе натюрморта. Николай Фёдорович научил делать формы вращения для изготовления гипсовых ваз. Спасибо Николаю Фёдоровичу за всё чему я у него научился.

Занятия по производственному обучению проходили в цехе механического завода, там мы осваивали профессию слесаря-лекальщика и нам даже выдали документ удостоверяющий, что нам присвоили 4 разряд слесаря-лекальщика.

Закончив девятый класс, решил устраиваться работать на завод, чтобы в финансовом плане помогать семье. Отец моего друга, заведовал отделом кадров на металлургическом заводе и он хотел было устроить электриком в специализированный цех, но по состоянию здоровья меня туда не взяли и он устроил меня в пилозубный цех, где работала мама, слесарем-инструментальщиком по изготовлению сегментов для проката хвостовой части напильников.

А так как пока устраивался, уже пошёл октябрь и в заводской вечерней школе, меня в 10 класс не взяли, опоздал и мне пришлось второй раз учиться в девятом классе, а всё из за того, что в дневной школе была одиннадцатилетка, а в вечерней десятилетка.

Перед устройством на завод, записался на двухмесячные курсы (платные) бального танца. В школе на танцевальных вечерах, участия в танцах не принимал, и вот именно это послужило стимулом, чтобы ликвидировать скованность и стеснительность на танцевальных мероприятиях. По прошествии двух месяцев обучения на курсах был включён в состав основной группы и уже на бесплатной основе, но была обязанность ходить на танцевальные вечера в клубы, дома и дворцы культуры и демонстрировать своё мастерство. В неделю, как минимум три, четыре вечера занимался танцами, учиться естественно было некогда и как результат, первый раз закончил девятый класс, было три тройки, второй раз шесть. Для продолжения учёбы в 10 классе, перешёл в городскую вечернюю школу, которую и закончил, почти все экзамены сдал на отлично, но так как годовые были четвёрки их и проставили в аттестат.

Студенчество

После окончания вечерней школы и получения аттестата, мысль, которая постоянно беспокоила, это куда поступать, меня интересовали два направления – археология и речная мореходка, но провидение поставило на этом жирную точку и я был в некоторой растерянности.

Лето вместе с бывшими одноклассниками провел в ничего не делании: болтались по центральной улице; летний сад, в который попадали через забор напротив отделения милиции и пляж в парке культуры.

Когда подошло время подавать документы, вместе со всеми за компанию, подал документы в механический институт. Приходим на первый экзамен, физика, народу толпа, очередь, чтобы попасть на экзамен, нас это как то покоробило, занимать место в очереди не стали и дружно отправились на пляж. Приходим в обед, очередь почти не уменьшилась, ушли погулять в лес и пришли в четыре, начале пятого, очереди уже почти не было, мы зашли сдавать, к этому времени они необходимое количество уже набрали и нас почти всех благополучно завалили и только один из нас получил тройку, провидение возможно потому его оставило, что жить ему оставалось недолго, ушёл рано.

Мы оставшиеся, на следующий день встретились на пляже, всё ещё в раздумье куда, по пути с пляжа даже в сельхоз заглядывали, но там недобор был только на животноводчество, решили, что это не наш профиль. Через несколько дней приходит Вавро и сообщает, что в пединституте недобор на физмат и худграф, а о том, что с 1959 года существует худграф и что в этом 1964 году был первый выпуск, я обо всём этом понятия не имел.

Само собой, что документы подал на худграф, а так как те кто подавали документы вовремя уже успели сдать рисунок и живопись, для нас опоздавших первый экзамен 8 августа – черчение. Предмет, за который я вообще не волновался, Николай Фёдорович преподававший эту дисциплину в школе №58, успел привить к ней любовь и передал все свои навыки.

На экзамен потратил всего два часа, работу сделал, сдал и спустился вниз к секретарю проректора по науке, пообщаться. Она сходила туда, где проходил экзамен и сообщила, что я заработал отлично. На радостях не посмотрел, когда же следующий экзамен и отправился домой.

Через день пошёл проверить, когда сдавать следующий, а оказывается народ с девяти утра сидят и пишут ответы по математике письменно и до конца экзамена осталось чуть больше полутора часов, пошёл сдавать, а так как с остальными поступавшими познакомиться не успел, всю работу делал сам, сначала на черновике, затем переписывал на чистовик и как результат неудовлетворительно.

Технический секретарь, принимавшая документы, на мой вопрос, мне что забирать документы ответила, что таких как я по всем направлениям набралось более 60 человек и назвала день пересдачи. Пришёл вовремя, примеры и задачи с дробями, решать которые мне всегда нравилось.

Экзаменатор, когда сдал работу на проверку, проверила и сказала, что она бы поставила отлично, но так как это пересдача, выше хорошо поставить не может. Физику также сдал на хорошо, а вот за сочинение получил трояк, с русским языком всегда были проблемы.

И как завершение эпопеи с экзаменами, вместо рисунка и живописи, нам сделали только экзамен по живописи, лаборант фудграфа на время экзамена дал мне и кисть, и акварельные краски.

Рисовать в кружке рисовал и много, а вот живописью никогда не занимался, так что на экзамене впервые взял кисть в руки, преподаватели, а это были только что защитивщиеся выпускники, ходят смотрят, дают советы, что вот тут потеплее, а вот здесь похолоднее, мне эти понятия ни о чём не говорили.

Когда время вышло, нас попросили выйти на время оценки работ, заходим из семи работ две четвёртки, одна из них моя, остальные тройки и так я стал студентом художественно-графического факультета УГПИ.

В сентябре наш курс отправили на уборку картофеля в деревню Фомино. Квартировали в домах у колхозников, для питания выдавали молоко, мёд и мясо. Парное молоко, непривычное для наших желудков, напрочь выводило их из строя. Днём собирали картофель, вечером занимались подготовкой концерта для местного населения. Курс был разделён на две группы, но вот тут мы ощутили себя единым коллективом, подобные мероприятия хорошо сближают.

Руководил подготовкой концерта наш однокурсник, профессиональный музыкант Юра Голдобин, для исполнения песни «Бухенвальдский набат» ему нужен был весь коллектив, но меня и Толика, исключил почти сразу, мы портили всю спевку, пробовал снова включать, но потом исключил уже безвозвратно.

Учиться было интересно, зная хорошо черчение у меня не было проблем с начертательной геометрией, сдал досрочно, до сессии. В те времена существовал факультет общественных профессий, на первом курсе занимался кукольным театром, а уже на втором перешёл в драм кружок и участвовал в спектакле «Принцесса Турандот»

В новогодние каникулы ездил с группой в Москву, это было моё первое знакомство со столицей, на всю поездку потратил всего сорок пять рублей: билеты в жёстком вагоне по студенческому туда и обратно девять рублей; проживание в общежитии пединститута; питание; проезд в метро; посещение музеев; купил перчатки, а вот вторую покупку сейчас уже запамятовал и это всё на оставшиеся 36 рублей. На все художественные выставки и музеи по студенческому билету как студентов худграфа пропускали бесплатно.

По завершении учёбы на первом курсе, месяц работали на стройке первого корпуса, а затем поездка на пленэр в село Дебёссы, погода была очень тёплая, солнечная (стояла жара).

Очень классно прошло мероприятие по встрече нового 1966 года, подготовка началась за два месяца, делали кирасы и шлёмы из папье-маше, готовился импровизированный концерт, за оформление и подготовку отвечал третий курс, так как они были инициаторы, мы второкурсники им помогали во всём.

Наши курсы второй и третий были очень дружные, на фото мы все смешались.

Закончив второй курс на пленэр ездили в Кыйлуд и как правило по завершении его концерт для местного населения. Концерт проводили в Нылгинском доме культуры, после концерта предстояло ночевать в концертном зале, нас набралось несколько человек, решивших ночью идти пешком в Кыйлуд.

На следующий день прощальный пикник на берегу реки, это была традиция и она не нарушалась.

Не помню на каком курсе у нас была педагогическая практика в пионерском лагере. В этом лагере отдыхал в детстве, это был пионерский лагерь "Металлург", в очень красивом месте на берегу реки Кама, и вот будучи здесь студентом, в качестве пионервожатого и когда выпадало свободное время, а это было редко, получить удовольствие поработать вёслами, что может быть лучше.

Не помню на каком курсе из нас сформировалась закадычная четвёртка друзей, а раз четверо мы присвоили себе мушкетёрские клички, в соответствии с образом каждого: я – Портос, Виктор Королёв – Д’Артаньян, Толик – Арамис, Виктор Карнаухов – Атос, правда воткинский хулиган не совсем подходил под образ благородного Атоса, но тут уж ничего не поделаешь и в скором времени весь вуз знал нас под этими кличками.

Когда ректору института Михаилу Павловичу Бабину необходимо было привезти с Увинского леспромхоза разборный щитовой домик для своего участка он почему то в качестве помощников выбрал нашу четвёртку, чем он это мотивировал, не знаю. Нам было интересно пообщаться в неформальной обстановке с ректором и мы естественно согласились помочь, по дороге в Уву, не доезжая до Нылги, небольшой прудик, стояла жара и ректор решил сделать остановку и искупаться.

Во время купания он продемонстрировал нам свою способность лежать на воде не двигая ни руками, ни ногами, объяснил как это делается, но у нас ни у кого не получилось повторить этот трюк. День прошёл великолепно, обратно приехали почти ночью, машину разгрузили и по домам отдыхать.

Весь четвёртый курс работал в своём бывшем цехе художником-оформителем, это была существенная помощь семье, приобрёл для мамы с бабушкой телевизор, стоил он не дёшево, около четырёх месячных оклада инженера – 450 рублей.

Так как ещё в школе приобрёл опыт работы с гипсом, то всё время учёбы постоянно помогал нашему преподавателю-скульптору Волкову Борису Кузьмичу, делал черновую пролепку в натуральную величину памятников, снимал гипсовые формы то есть был у него форматором.

Для оформления экстерьера одного из памятников необходимо было изготовить диаметром 120 cм. две вазы, сделал всю оснастку и из гипса выкрутил оригинал вазы, снял форму, а затем две вазы сделал из бетона. Вазы из гипса научился выкручивать ещё в восьмом классе.

И возможно не случайно, когда необходимо было выбрать материал и тему для диплома, свой выбор остановил на гипсе и из него резал рельеф на тему «Между боями».

К защите изготовил домашний коньяк, была заготовлена бутыль бражки, мой друг по дому, где проживал, имел свой самогонный аппарат, эту бражку он перегнал, самогон я очистил марганцовкой, чтобы убрать все сивушные масла, а затем настоял на перепонках грецкого ореха.

Бутылочку этого продукта захватил с собой на защиту и после защиты пошли к нашему классному Тагирову Рему Касимовичу, великолепному педагогу, когда он что - то рассказывал из истории искусств на занятиях по рисунку или живописи, в мастерской собирались студенты с других курсов. Рем Касимович учился в Суриковском у Кибрика, а это уже история искусств.

Распределение после завершения учёбы в вузе и служба в армии

В этом году 2019 исполняется ровно 50 лет после завершения учёбы в вузе. Обычно распределение на работу было в пределах республики, но нам подфартило и более десятка мест были по всему Советскому Союзу.

Два места были в Дальневосточное Управление железных дорог, с другом выбрали именно эти два места, это был шанс проехать на поезде по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку до Хабаровска, тем более бесплатно на халяву.

До Новосибирска мы ехали в фирменном поезде «Сибиряк» в двухместном купе, это было купе проводников. В Новосибирске нам нужно было закомпостировать билеты в кассе на какой – нибудь проходящий поезд до Хабаровска и вот тут то начались проблемы, ветка железнодорожная одна, народ возвращается с отдыха с югов, все едут дальше и в Новосибирске выходят мало, желающих закомпостировать свои билеты много.

Встали в очередь и по сменно отдыхали, Толик всё же умудрялся поспать, я вместо поспать устраивал прогулки в районе вокзала и так двое суток, через двое суток сели в поезд и поехали дальше, впереди ещё четверо суток пути.

Приехав в Хабаровск, с небольшими приключениями нашли Дальневосточное Управление железных дорог и там получили окончательное направление к местам своей будущей работы.

Мы рассчитывали, что будем друг от друга не очень далеко и сможем ездить в гости.

Толик взял себе направление в железнодорожную школу в городе Облучье, это не доезжая до Хабаровска семь часов, а я взял то, что осталось – это станция Высокогорная, семнадцать часов после Хабаровска, в горах Сихотэ-Алиня между Комсомольском на Амуре и портом Ванино на высоте 450 метров над уровнем моря.

Толик уехал раньше, а мне пришлось ждать, пока не был выписан пропуск для въезда в пограничную зону. В районе Комсомольска на Амуре через реку железнодорожного моста не было и весь состав на большом двухэтажном пароме, переправлялся через Амур до станции Пивань, где весь состав собирался на железнодорожном пути и затем продолжал путь дальше. После Пивани пограничники проводили паспортный контроль, вот тут то мне пропуск и понадобился.

Самый сложный участок, проезд через Кузнецовский перевал и в ту и в другую сторону по расписанию поезд проходит ночью, когда все дрыхнут крепчайшим сном и любопытные не бросаются к окнам. В результате поезд приходит на станцию Высокогорная в половине пятого утром.

И вот я на станции Высокогорная, место красивое, вокруг сопки, жителей на тот момент было где то около 26 тысяч человек, основные предприятия это леспромхоз, железнодорожное депо, и довольно большой клуб и конечно же средняя школа-интернат так как здесь учатся дети со всех посёлков и станций округи. Школа большая современное симпатичное здание, таких школ, такой планировки в то время в Ижевске не было.

В дипломе записано, что я учитель рисования, черчения и труда, а так как преподаватель, который вёл рисунок и черчение, женился на дочери мэра Советской Гавани и уехал туда жить, а преподаватель труда вышел на пенсию и уехал на постоянное жительство в Хабаровск, все часы, всех этих предметов пришлось вести мне, плюс кружки ИЗО и фото, а это по часам более двух ставок.

Административно станция Высокогорная входит в Ванинский район, и чтобы оформить прописку и стать на военный учёт, пришлось ехать в порт Ванино и где то нужно было переночевать, созванился с Николаем, новоиспечённым зятем мэра Совгавани он продиктовал адрес. Меня очень гостеприимно встретили и ночь провёл в гостях у мэра Советской Гавани. На следующий день с больной головой добирался до порта Ванино на катере, всю поездку проветривался на палубе, компанию мне составлял матрос, отставший от своего корабля, ушедшего в Холмск (остров Сахалин) и также страдавший от головной боли, прибыв в Ванино, немного подлечились.

По сравнению с Советской Гаванью, где хоть и одна основная улица, но застроенная красивыми, современными (по тем временам) девятиэтажными зданиями, то порт Ванино имел довольно невзрачный вид, который сложился в начале века, двадцатого. Порт Ванино, это ещё и железнодорожный вокзал, купил билет на поезд и уехал к себе, уже домой.

Большое здание справа, это Высокогорненская школа, в которой успел поработать только первую четверть, за это время успел съездить в Хабаровск в командировку, нужно было подобрать эстампы для оформления школьных интерьеров. Если первую переправу на пароме, всю переправу провёл на палубе, то будучи в командировке и туда и обратно во время переправ дрых в вагоне на полке.

Октябрьские праздники отмечал в компании завуча школы, директора леспромхоза, начальника депо и директора клуба, хлебал столовой ложкой красную икру из тарелки, мужчины собирались взять с собой на путину, но это мероприятия не состоялось в связи с призывом в Армию.

Перед призывом по повестке необходимо было явиться в военкомат, но я и мой попутчик проспали, поезд ушёл без нас.

Анатолий так звали моего попутчика, был родом из Белорусии, закончил Минский медицинский институт и был распределён в Высокогорную, ему пришлось ехать через весь Советский Союз. Страна рассчитывала, что выпускник вуза, там куда его распределили отработает свои положенные три года и работодатель также на это рассчитывал, но все эти планы похеривали военные им же нужно свои планы по призыву выполнять и плевать им на планы страны, а мы зная об этом к распределению относились как к приключению, как к затяжному туристическому мероприятию.

Пассажирский поезд ходит раз в сутки и по повестке мы в военкомат должны были явиться вовремя, подошёл к матери одного из педагогов, работавшей на вокзале, с вопросом «как быть в этой ситуации?» на что она ответила, что в шесть утра отправляется товарняк и мы можем пристроиться на площадке товарного вагона, что мы и сделали, конечно комфорта никакого, ночью выпал снег, а мы в осенних пальтишках, но зато едем и все красоты окружающего пейзажа, горы Сихотэ-Алиня, всё это перед нами, это незабываемо.

На первой остановке пошли искать, что-нибудь для сугреву, мужчины, прилично одетые, которые нам встретились на вопрос, где взять сугрев нас просвятили, что это поселение и подобного продукта в их посёлке просто быть не может, что на путях есть вагон, где можно отовариться тройным одеколоном, нас подобное предложение не устраивало и мы поехали дальше и только на станции Усть-Орочи закупили хлеб, колбасу и перцовку и на своей уже родной площадке пообедали и приняли сугрев, компанию нам составил местный алкаш, который представился бывшим начальником станции Усть-Орочи. Как я уже писал, что выехали мы в шесть утра и только в семь вечера были в Советской Гавани, столько времени мы преодолевали расстояние в 250 километров.

К месту призыва в Хабаровск нас отправили на самолёте, Амур замёрз и железнодорожное сообщение на время зимы с большой землёй прекратилось. В Хабаровске с аэропорта привезли на распределительный пункт и уже оттуда я попал в учебную Волочаевскую дивизию, это был конец ноября и уже с 1 декабря приказом был зачислен в штаб ракетно - артиллерийского полка писарем-чертёжником не секретного делопроизводства, где и прослужил весь год.

В начале января был командирован в штаб округа, где был большой фронт работ по оформлению плакатов к штабным учениям, так как их чертёжник проштрафился и загремел на губу. Эта командировка была некой отдушиной, рано утром пешком через весь Хабаровск иду в штаб округа, вечером обратно и так недели полторы, две. Завтракаю и ужинаю у себя в полку, а обедаю в штабе округа, полковник, курировавший мою работу, брал иногда с собой в офицерскую столовую, а это и по интерьеру и по обслуживанию почти ресторан, обслуживают официантки, иногда обедал в солдатской, но она оказалась хуже нашей полковой солдатской.

Получаю письмо от мамы, в нём номер войсковой части моего друга Толика, показываю своему командиру отделения, который в это время был дежурным по штабу и у него был под рукой телефон, он мне сказал, что это пехотный полк нашей дивизии и он тут же туда позвонил. Толик естественно был огорошен, когда дневальный пригласил его к телефону.

В этот же день вечером мы встретились у главных ворот дивизии и с тех пор встречались постоянно. Наша дивизия отвечала за проведение телепередачи, посвящённой дню 8 марта и когда замполит нашего полка спросил кого бы я порекомендовал для написания сценария этого мероприятия, естественно рекомендовал Толика, на время работы над сценарием он был от всего освобождён, а 8 марта мы участвовали в этой телепередаче.

К конкурсу художественных работ военнослужащих необходимо было, что то сотворить и я решил повторить свою дипломную работу. Занимался этим в своём кабинете, на время превратил его в мастерскую. На фото занимаюсь резьбой по гипсу. Работа называлась «Между боями».

В конце мая была защита дипломных работ студентов местного худграфа, уговорил свое начальство дать мне увольнительную на это мероприятие. Специальных художественных высших учебных заведений, готовящих художественные кадры на Дальнем Востоке не было (это был 1970 год). И поэтому уровень мастерства выполнения был очень высоким, получил большой положительный заряд от просмотра защиты.

Армейских фотографий у меня довольно таки много. Свой первый фотоаппарат Смену я посеял в Хабаровске в одном из дворов, когда раставался с Толиком и Мама прислала мне фотоаппарат ФЭД-2, купила на деньги, что ей высылал, которым на службе постоянно фотографировал.

Перед дембелем у меня были две дембельские аккордные работы, штаб полка, где я служил, переселяли в другое здание и мне было поручено сделать таблички на двери всех кабинетов, хорошо, что будучи студентом часто бывал в мастерских худфонда и видел как эту работу выполняли профессиональные оформители и в этом же здании провести на всех стенах коридора филёнку. И вторая аккордная работа, это оформление ленинской комнаты в новой показательной казарме, где кровати были одноуровневые, а не двухэтажные и в ленинской комнате не тексты от потолка до пола, а красиво выполненные стенды с минимумом текста.

Помогал мне в этом мероприятии дембель с танковой части. В сроки, которые нам были обозначены, мы уложились. И вот я дембель, домой возвращался в дембельском эшелоне, который развозил дембелей по всему Советскому Союзу, до своей ближайшей к Ижевску станции Агрыз добирался от Хабаровска десять суток.

Работа

Перед завершением учёбы в вузе три встречи нового года я и Толик проводили у нашего друга Саши Померанцева, сына нашего педагога по истории искусств Лебедевой Татьяны Александровны и на встречу нового 1971 года нас пригласили в эту же родную нам компанию.

Идём по городу и случайно встречаем нашего однокурсника Валентина, который сообщает, что Новый год будет встречать в компании родственников и друзей его будущей жены, но в компании, кроме будущей жены там ему никто не знаком, он стал уговаривать нас пойти вместе с ним, и я предложил компромисс, Толик идёт туда, куда мы приглашены, а я составлю компанию Валентину, и это решение для меня было судьбоносным.

В этой компании я познакомился с девушкой, которая через несколько лет стала моей женой. Это был светлый прекрасный образ, глаз не отвести.

И вот теперь уже я понял, что все случайности, которые с нами случаются, они выглядят как случайности, но они изначально в нашей судьбе запланированы, случайности, которые обязательно должны произойти так как они прописаны в событийном графике нашей судьбы.

На работу, по ходатайству Тагирова Рэма Касимовича, нас приняли в бюро художественного конструирования производственного объединения «Ижмаш», там проработал около семи лет.

Бюро, как дизайнерская структура, было большим подразделением, в него входило несколько служб: главная и основная служба. это разработка автомобилей, мотоциклов, станков, боевого оружия, охотничьих карабинов; служба графического дизайна; служба по архитектурному проектированию и служба по наглядной агитации. На фотографии со своими коллегами проектировщиками автомобилей, в центре Володя Савельев и с противоположного края Слава Зорин.

При бюро была своя фотолаборатория, где совершенствовал свои знания по фотографии, осваивал прикладную фотографию, научился делать изогелию,

соляризацию, фоторельеф, всё это потом применял в работе над плакатами, в книжном оформлении и в оформлении различной печатной продукции.

В 1972 году сделал эмблему и вместе с Толиком Cтолбовым занимался графической визуализацией проведения турнира «Золотая Шайба».

Сейчас уже запамятовал как на меня вышли ребята с Обкома комсомола, к различным мероприятиям занимался графической визуализацией для них, было интересно сотрудничать, Попасть в состав туристической группы в кап. страну через них было вполне реально.

Моя первая поездка, а это был 1974 год, состоялась благодаря им, 15 дней путешествовал по северным городам Италии: Милан, Венеция, Болонья, Флоренция, Пиза и Рим, конечный пункт поездки.

На смотровой площадке пизанской башни

Группа была сборная: девять человек из Удмуртии, девять из Тамбова и семнадцать из Ленинграда. Когда будучи перед отъездом на инструктаже в Москве и нам дали почитать инструкцию для выезжающих в капстраны, а инструкция с грифом для служебного пользования и там было прописано, что в группе может быть не более 2-3% беспартийных. Это означало, что если захочется съездить, заранее вступай в партию, пришлось подавать заявление, а так как художники народ как бы ненадёжный, в кандидатах был аж два года.

Жена со мной ездить не могла, работала на режимном предприятии и была не выездной, так что мне впечатления, а жене покупки. В 1975 году уже вместе ездили в молодёжный лагерь Неринга, что на Куршской Косе. Вот уж тут впечатлений хватило обоим, отдохнули классно.

Когда у моего знакомого с Обкома комсомола, закончился комсомольский возраст он сменил род деятельности и стал коммерческим директором швейного объединения «Зангари», по его просьбе делал для объединения фирменный знак. Изображение взято с http://izdania.unatlib.ru/hudozhniki/data/galereia/6918.htm

Фирменные пакеты для магазина "Зангари". Изготавливали их в Латвии, в те времена, для многих торговых предприятий СССР, и на изготоалении фирменных пакетов специализировалось агропромышленное объединение "Адажи" под Ригой. Фирма "Зангари" меня туда командировала, отвезти эскизы и цветовые раскладки для печати.

В 1977-78 годах расстался с производственным объединением «ИЖМАШ» и ушёл работать в Удмуртские художественно-производственные мастерские Художественного Фонда РСФСР, проще в Худфонд, мне всегда нравилось работать с различными материалами, а это можно было реализовать только в Худфонде.

Много работ выполнял в технике витража, резьбы по дереву, ложил мозаику, занимался металлопластикой, керамическими работами, фотографикой, продолжал сотрудничать с издательством «Удмуртия».

Три года был председателем профсоюзного комитета коллектива Худфонда и Союза художников Удмуртии, подготовил к изданию и издал комплект рекламных буклетов для Худфонда и к 50 летию Победы, набор открыток с работами художников Удмуртии на военную тематику.

В 1980 году был в составе группы туристов в Западной Германии, наш руководитель группы многое, что разрешал, видимо он уже чувствовал, что что то грядёт, была встреча в русском эмигранском клубе, которая не была запланирована, и которая прошла очень интересно.

Даже первый день пребывания на земле Германии был насыщен событиями. Встреча с руководством городка в магистратуре, а вечером встреча с местным населением в одном из кафе и встреча была интересна тем, что нас предупредили, если мы с кем то познакомимся и нас пригласят в гости можем соглашаться. Впечатлений от поездки было много.

Когда проводились дни культуры Удмуртии в Москве, худфонд отвечал за качественное и своевременное изготовление всех оформительских работ и за их монтаж там, где проходили мероприятия. Директор, чтобы не нести этот груз ответственности быстро слёг в больницу и меня оставил исполняющим обязанности. Когда делали оформление сцены в киноконцертном зале «Россия», меня пригласили в их первый отдел и предупредили, что если во время концерта что то упадёт дорога одна на Магадан. И был ещё один очень щекотливый вопрос подписание документов на сдачу работ до их отправки, с трудом но вопрос был решён.

В 1985 году был участником выставки «Большая Волга», выставлял серию декоративных светильников. После выставки два светильника продал в Асановский совхоз техникум и смонтировал в их клубе, а один дожил до сегодняшнего времени.

Подвес может быть как горизонтальный так и вертикальный.

В 1994 году устроился работать в УдГУ на факультет искусств, кафедра дизайна, вёл различные дисциплины связанные с графическим дизайном. Меня всегда интересовало орнаментальное искусство, собирал различную информацию, связанную с орнаментом, накопилось много вырезок, которые хранились в различных папках и пользоваться этим материалом было затруднительно. Решил из всего накопившегося иллюстративного материала составить книгу, этим занимался почти десять лет, в качестве основы, аналога использовал книгу «Suggestions in Design», она у меня была в виде микрофильма (негатив) и только через восемь лет после издания своей книги, нашёл электронный вариант книги «Suggestions in Design» в интернете.

Все иллюстрации для книги ретушировал вручную, к написанию текста привлёк искусствоведа Емшанову Наталью Александровну и вместе остановились на названии книги «Орнаменты, стили, мотивы», а в 2004 году на свои средства её издал.

Готова к изданию ещё одна книга, макет и дизайн которой в рамках дипломного проекта в 2013 году делала моя дочь, это книга «Гротеск в орнаментальном искусстве Ренессанса», которая к защите была напечатана в виде оригинал макета в количестве пяти штук.

Мои умения и Навыки

Как уже писал выше, много работал с витражом, но в основном это был витраж в нетрадиционной технике, когда пришёл работать в худфонд в этой технике работали харьковчане, я её освоил и она мне понравилась.

Автор Быковский В.И., исполнители: Ворончихин Н.С., Жаткин С.Н., Захаров В.И.

Витраж в школе искусств №9 города Ижевска

Витраж у меня дома, делал его лет тридцать назад, а когда менял строительные полотна на массив из сосны, столяр замерил проёмы под витраж и витраж был вставлен в новые двери.

Это витражное бра делал ещё для дочери, когда она была совсем маленькая и в то время героиней мультиков была пчела Майя, дочь выросла и светильник убрали на чердак в домике на участке. Дочь совсем подросла и у неё появилась своя дочь и тут вспомнили про светильник, достали протёрли от пыли и повесили на стену в детской, внучка отказывалась засыпать пока ей не включат светильник, тем более что пчёлка Майя снова была героиней мультика в новой интерпретации.

Этот витраж немного отличается от предыдущих, он собирается не на стекле основе, для него по картону из алюминиевых полос аргонной сваркой варилась декоративная решётка, в которую вставлял цветные стёкла и вечером, когда с улицы света не было начинала работать графика решётки. Белый цвет алюминия в обрамлении серой цементной шинки. Позже этот приём заполнения металлической решётки цветным стеклом неоднократно использовал. Витраж делался в молодёжный центр радиозавода. Прошло уже как минимум лет 25-30 и теперь это просто столовая, но витраж живёт. Автор Быковский Валерий, исполнитель Ворончихин Николай.

Этот витраж много лет простоял за шкафом на кафедре, уже подзабыл как он выглядит надо будет сделать раму и подсвет, чтобы работал на стене.

Работа с керамикой

Керамический светильник в фойе школы искусств № 9, их два и до сих пор исправно служат.

Светильник коллеги делали по моей технологии и для декора основы использовали мои декоративные элементы я их резал из дерева и снимал гипсовые формы, керамическую основу коллеги подарили и в светильник её превращал сам, а стеклянный плафон, это салатница.

Этот декоративный пласт висит у меня в коридоре он большой и тяжёлый 52х56 см.

Эта работа оформляет лоджию.

Делали роспись плитки для оформления бассейна в санатории «Металлург», работу исполняли в городе Агрыз на заводе керамической плитки, нам предоставили помещение для выполнения самой росписи, и расписанную плитку укладывали на конвейер для обжига во время пересменки так как в это время печь работала, но вхолостую, плитки для экспериментов нам хватало и мы довольно много наготовили подобных работ, все лучшие работы раздарил, а это то что осталось.

В рекламном проспекте это был плоскостной цветной рисунок и у меня возникло большое желание превратить его в рельеф, рассчитал процент усадки при сушке глинянной плитки. Оригиналы лепил из пластелина, снял гипсовые формы и их заполнял глиной, когда плитки просохли, убедился что с расчётами не ошибся и заготовил необходимое количество плиток для оформления стенок в туалете.

У этой вазы в данный момент место прописки лоджия и уже год как она на ней обитает. Это мой эксперимент в изготовлении напольной вазы.

Работа с деревом

Резную раму делал для музея завода "Ижсталь"

Металлопластика

Автор Быковский Валерий, исполнители: Ворончихин Николай, Маев Леонид переходящий приз детского фестиваля, посвящённого юбилею Чайковского. Материал из чего работу выполнять нам никто не дал и мы ходили выискивали его на шихтовом дворе. Выполняли работу не будучи уверенными, что мы за неё получим оплату, не было договора.

Вывеска магазина "Охота", делал её с Леонидом Галкиным, профункционировала она более тридцати пяти лет и сняли её около года назад. Ковка, сварка, чеканка по меди более одного мм.толщиной, пайка.

Эти работы исполнял для подарков, в качестве сувениров. Интересно выглядит парусник на фоне фактурной американской фанеры от тарной упаковки, а вторая почти графическая работа и третья работа это копия гравюры в технике резьбы по девеву, покрытому чёрной краской.

Декоративная заставка из меди на обложку книги или блокнота, в этой технике оформил много подарочных коробок с шампурами для именитых спортсменов приезжавших в Ижевск и участвовавших в различных мероприятиях Ледового Дворца "Ижсталь".

В молодости нравилось работать с бижутерией и работ выполнено было много, всё раздарил, а эту работу сделал буквально неделю назад для подарка, янтарь на фоне среза окаменелого дерева.

Мои интересы

орнаментальное искусство

  • виды орнаментального искусства
  • истории орнамента
  • гротеск и орнамент
  • фотоорнамент
  • орнамент из шрифтовых форм

искусство шрифта

  • типографика
  • леттеринг
  • каллиграфия

искусство

  • живопись
  • графика
  • скульптура
  • иллюстрация

дизайн

  • графический дизайн
  • проектирование знаков
  • логотипов
  • фирменный стиль

фотография

  • фотосъёмка
  • фотопутешествия
  • натюрморт
  • портрет
  • пейзаж
  • макро

хобби

  • здоровье
  • эзотерика
  • витражное искусство
  • резьба по дереву
  • металлопластика
  • мозаика
  • керамика
  • бижутерия

литература

  • научная фантастика
  • фентэзи
  • история цивилизаций

По всем этим интересам накопил немало книг в электронных форматах, которые буду постепенно выкладывать, и самое моё главное хобби, это поиск и сбор интересной информации и если кому то, что то необходимо найти, обращайтесь.

1 комментарий

Аватар комментатора Мара Автор: Мара

Прелестные панталоны носил автор на первом фото

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение